18:36 

ссученый заяч
ватница, стукачка, плейбойка, филантропесса
01.06.2017 в 17:31
Пишет N.K.V.D.:

Камер–казак Тимофей Ящик - личный телохранитель императрицы Марии Фёдоровны


В запасниках музея Вооруженных сил в Копенгагене бережно хранится необычная коллекция, которая, казалось бы, имеет очень мало общего с остальными экспонатами, которые типичны для подобных музеев во всем мире — с оружием разных стран и эпох, униформой и наградами выдающихся офицеров и полководцев. Речь идет о личных вещах русского казака Тимофея Ксенофонтовича Ящика: шашка, револьвер, кинжал, черкеска, столовый набор с гербами датского королевского дома и его документы. В Дании Тимофей Ящик скромный телохранитель (камер-казак) императрицы Марии Федоровны, матери последнего русского царя приобрел уважение и славу, которые были несопоставимы с его скромной должностью.

Он заслужил уважение своей верностью и преданностью российской царской семье. Именно верность стала тем качеством, которое объединило людей, оказавшихся после революции 1917 года в Дании, рядом с вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Таких людей было очень мало и с большой долей вероятности о них бы сегодня мало что было известно, если бы не оставленные ими воспоминания, в том числе и воспоминания самого Тимофея Ящика.Стоит отметить, что это был человек богатырского роста и комплекции. Об этом в частности свидетельствуют и его столовые приборы, хранящиеся в музее: серебряные ложка, вилка и нож, которые поражают своими размерами. Они больше похожи на садовый инструмент, чем на изящное столовое серебро.
По словам сотрудников музея Вооруженных сил в Копенгагене, Ящик был человеком очень большого роста — под два метра, и руки у него были соответствующих размеров. Они были более привычны к шашке и плугу, чем к изысканным столовым приборам, которые использовались на званных обедах и ужинах. Говорят, казак никогда ничего не просил у Марии Федоровны, однако отважился пожаловаться ей на то, что он не в состоянии управляться «игрушечными» приборами, которые имелись при дворе. Поэтому его оснастили личным столовым «инструментом».

Тимофей Ксенофонтович Ящик родился 20 апреля 1878 года в станице Новоминская Ейского уезда на Кубани. Кроме него в семье было четверо мальчиков и две дочки. Его отец был потомственным казаком, а мать занималась домашним хозяйством и воспитанием детей. Семья его была большой, но по воспоминаниям Ящика, ни в чем не нуждалась, еды в их доме всегда было вдоволь. Главной мечтой любого мальчишки в станице тогда была служба в армии. Все детство проходило у них в военных играх, а на лошадях они учились ездить еще до поступления в школу, с 18 лет начиналась допризывная подготовка. 15 сентября 1900 года Тимофей Ящик был зачислен в Ейский полк, находившийся в Тифлисе (сегодня Тбилиси). Из-за своей представительной внешности, практически сразу же молодой казак был назначен в конвой командующего войсками Кавказского военного округа генерал-адъютанта князя Е. С. Голицына.
Первым местом прохождения службы Ящика был Кагызман, небольшой город Карсской области. Затем он 4 года служил непосредственно в Тифлисе. Служба здесь не всегда проходила спокойно. Однажды казакам пришлось спасать князя Голицына из рук похитивших его армян. После покушения Голицын вынужден был оставить свой пост.
Покидая Тифлис, в качестве благодарности за отличную службу он помог Тимофею Ящику перебраться вместе с собой в Петербург и поступить на службу в императорский Собственный конвой (Собственный Его Императорского Величества Конвой — формирование русской гвардии, осуществлявшее охрану царской особы) во Вторую Кубанскую сотню.

Стоит отметить, что слово «конвой» сто лет назад имело совершенно другое значение, нежели в наши дни. Казаки из конвоя были не просто телохранителями императора и членов его семьи, они также выполняли разные поручения Романовых, казаков из конвоя они знали по именам. Какой-то специальной подготовки при приеме они не проходили, так как подразумевалось, что казак уже прирожденный воин и верный слуга своего царя.
При этом с ними, разумеется, постоянно проводились занятия, они занимались несением караульной службы. В подготовку казаков здесь входила джигитовка, стрельба и ориентирование на местности, их даже обучали правилам этикета. За первый год службы в лейб-гвардии Тимофей Ящик получил звание унтер-офицера.

Основными критериями отбора камер-казаков были, прежде всего, внешние параметры. В этом плане Тимофею Ящику, конечно, повезло. Природа наградила его богатырской силой и строевой выправкой, да и роста он был немаленького — под два метра. Черная, как смоль, борода и густая шевелюра сочетались в его внешности с удивительно безмятежными голубыми глазами, одним словом Ящик был казаком видным.
Его служба при дворе продлилась три года, после чего в 1907 году он уволился и уехал домой на Кубань, где обзавелся семьей. Здесь он занимался земледелием, налаживал хозяйство и быт. У него появились дети: три сына и шесть дочерей. В родной станице он прожил до 1912 года, после чего его снова призвали на службу в императорский Собственный конвой.

Срок его службы должен был закончиться в 1914 году, однако в апреле император Николай II назначает его своим телохранителем, выбрав из многих претендентов на должность второго камер-казака. Свои обязанности, которые, по словам Тимофея Ящика, не отличались особой сложностью, он считал формальными. Камер-казаки должны были круглосуточно находиться при императорской особе. При Николае II он прослужил 9 месяцев.
В 1916 году Тимофей был откомандирован вторым личным телохранителем в распоряжение вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая перебралась из Петрограда в Киев. В Киеве он прожил с 1 мая 1916 года по 23 марта 1917 года. Именно здесь его настигли известия о произошедшей в стране революции и отречении императора Николая II от престола. После свержения в России монархии Тимофей Ящик остался верен императрице Марии Федоровне и оставался рядом с ней, продолжая охранять ее уже в Крыму.

Более того, в условиях неразберихи, которая творилась на юге России в условиях начавшейся гражданской войны, Ящик в 1918 году вывез в родную станицу дочь императрицы и младшую сестру Николая II великую княгиню Ольгу Александровну. В станице в 1919 году у нее родился второй сын Гурий и долго еще в Новоминской ходили слухи о том, что у казаков «жила царица». Великая княгиня Ольга Александровна Романова стала одним из немногих членов императорской семьи, которым удалось спастись после Октябрьской революции.
После Октябрьской революции большая часть членов императорской фамилии была арестована. Мария Федоровна объявила всей прислуге и казакам, что любой из них волен теперь уйти, однако Тимофей Ящик остался при императрице, защищая ее в это смутное время. Он ни на шаг не отходил от императрицы в Крыму. Лишь 11 апреля 1919 года Мария Федоровна после долгих уговоров согласилась покинуть Россию, приняв предложение своей сестры королевы Великобритании, уехать за границу. Мария Федоровна постаралась взять с собой в дорогу всех желающих из состава ее небольшого двора. Среди них был и ее личный телохранитель Тимофей Ящик. Пасху изгнанники встретили в пути на борту английского крейсера «Мальборо», на котором они отплыли из Крыма. Сначала они отправились в Великобританию, а затем на родину императрицы — в Данию.

Стоит отметить, что дочь императрицы Ольга Александровна и ее муж полковник Куликовский остались в Ростове-на-Дону, так как верили в победу Деникина и рассчитывали на то, что советская власть скоро падет.

Мария Фёдоровна на свадьбе Ольги Александровны с Василием Куликовским. Киев, 1916
Однако как-то только Мария Федоровна прибыла в Лондон, сюда пришли вести о том, что войска Деникина терпят одно поражение за другим, стремительно откатываясь на юг. Обеспокоенная за судьбу своей дочери вдовствующая императрица посылает за ней обратно в Россию Тимофея Ящика. Он сумел справиться с ее заданием, разыскал и вывез Ольгу Александровну, посадив ее с семьей на военный корабль в Новороссийске. Корабль доставил Романовых в Югославию, где их прекрасно принял король Александр. После чего Ящик сопроводил великую княжну к ее матери в Копенгаген.

«Бодигард» — телохранитель, именно так был записан Тимофей Ящик в выданном ему во время пребывания в Великобритании паспорте. Он оставался неразлучным молчаливым спутником императрицы Марии Федоровны на протяжении 13 лет.
Он охранял императрицу в Дании до самой ее смерти в 1928 году. Все это время он поражал европейцев тем, что даже спать ложился у дверей ее покоев, раскинув на инкрустированном дворцовом паркете свою бурку и положив в изголовье изготовленный к стрельбе револьвер. Он допускал мысль о том, что большевики могут попытаться пробраться и в достаточно тихий Копенгаген, для того чтобы расправиться с Марией Федоровной, как они сделали это с ее старшим сыном и его семьей в Екатеринбурге.

Казак-телохранитель закончил свою бессрочную службу у императрицы только после ее смерти в 1928 году. При этом он отстоял у ее гроба последний трехсуточный караул. «Когда я клал Марию Федоровну в гроб, она так высохла, что казалась практически невесомой», — вспоминал казак прощание с императрицей. Именно своей верностью Тимофей Ящик и привлек внимание музея Вооруженных сил в Копенгагене.

Тимофей Ящик и императрица Мария Федоровна в Копенгагене
Он был очень близок к императрице Марии Федоровне (урожденной датской принцессе Дагмар). Для жителей Дании Ящик стал настоящим символом воинской верности и безоговорочного следования присяге. Иногда в музее устраиваются выставки, посвященные лейб-казаку, их основная цель напоминать жителям страны о том, что значит «служить до конца».

Повинуясь своему долгу, Ящик оставил в охваченной гражданской войной стране свою жену и девять детей. Вывезти их в Данию, как он не пытался, у него не получилось. При этом его жена Марфа Самсоновна в 1922 году была расстреляна большевиками. Не сумев вывести их к себе, он не переставал оказывать помощь своей семье, отправляя им до самой смерти посылки с одеждой и деньги. Их получал и передавал один из его родственников — Александр Ящик одноногий инвалид Первой мировой войны и очень храбрый человек.
Спустя три года после известий о смерти жены Ящика Мария Федоровна благославила его на брак с датчанкой Агнес Аабринк, которая приняла православие и взяла себе при крещении имя Нина. После смерти Марии Федоровны Ящику досталось небольшое наследство, оставленное императрицей. На эти деньги он открыл небольшой магазин — бакалейную лавку в городке Валби, от которого Тимофей и Нина кормились.

Всю свою оставшуюся жизнь он провел в Дании. При этом Тимофей Ящик так и не выучил датский язык, а вот его жена хорошо усвоила русский. Она же записала многие рассказы Ящика, которые были записаны на датском языке и предназначались главным образом датским читателям. В 2004 год они вышли в России очень небольшим академическим тиражом.
Тимофей Ксенофонтович Ящик ушел из жизни 17 июля 1946 года в возрасте 68 лет. Он успел застать триумф русского оружия в войне с Германией, которую он ненавидел так же сильно, как и императрица Мария Федоровна, которая будучи датчанкой по рождению никогда не забывала, как при Бисмарке Пруссия отторгла себе часть датских земель. Тимофей Ящик был похоронен на русском кладбище в Копенгагене, там же покоится его датская жена.





URL записи

URL
Комментарии
2017-06-02 в 12:55 

падрэ Алькадес
Буэнос диас, голодранцы, я пришел надавать вам по соплям кредитными билетами.
женился и завел 9 детей за каких-то 5 лет, крутой.

   

The world's #1 PewDiePie Fansite

главная